Когнитивные ошибки, приводящие к чувству вины у людей, переживших травму.

Люди, пережившие травму, часто, испытывают неуместное чувство вины о поступках, которые они совершили, или, по поводу того, что они не сделали. Психолог Эдвард Кубани и его коллеги отметили, что пережившие травму, часто, искажают свою роль в травматическом событии, в результате чего, они испытывают неуместное чувство вины. Исследователи выделяют четыре категории искажений: 
1) Преувеличение собственной роли и ответственности за результат травматического события. 
2) Полагают, что их действия менее оправданы, нежели считает другие.
3) Приходят к выводу, что они виноваты в совершенном деянии, даже если их действия основывались на их ценностях
4) Делают вывод о том, что они «знали» о том, что событие произойдет, еще до его наступления. 
Ниже приведен список когнитивных искажений, которые приводят к посттравматическому чувству вины. Этот список может быть использован для идентификации причиняющих беспокойство мыслей у людей, перенесших травматический опыт. 
Эффект знания задним числом

Данная когнитивная ошибка основывается на знание исхода события, что приводит к «чувству» того, что мы на самом деле все знали с самого начала – например, интуиция или голос нам говорили об этом. Пережившие травматический опыт, часто, ошибочно полагают, что они знали о том, что это событие произойдет, или, что они упустили что-то из виду, что могло бы «сигнализировать» о наступающей «катастрофе». Кроме того, люди с данной когнитивной ошибкой делают в последствии вывод о том, что они допустили наступление события. 
Преувеличение своей роли в событии

Каждое событие состоит из множества факторов, но, мы склонны преувеличивать нашу собственную роль в нем, например, жертва насилия, которая винит себя за то, что не рассказала полиции о случившимся. Часто, это напоминает туннельное виденье, другие факторы не учитываются или не рассматриваются: родных, которые не способны её защитить, полицию, которая не смогла поймать преступника, преступника, который совершил насилие. 
Я мог бы это предотвратить = Я причина этого

Просто потому, что Вы могли бы предотвратить вероятность события, совсем не означает, что вы являетесь причиной. Джейн думает про себя: «Если бы я только поймала такси вместо того, чтобы идти пешком, на меня бы не напали!». Одна делает ошибку, игнорируя намерения нападавшего и, в конечном счете, его ответственность.
Если я обладаю полномочиями, то я несу ответственность за произошедшее.

Некоторые пережившие травму допускают ошибку, думая, что, поскольку они несли ответственность – возможно, потому, что являлись ответственным лицом – они могли предотвратить исход ситуации. Они говорят «это была моя работа, я должен был быть более внимательным», игнорируя непредсказуемость ситуаций и вариативность исходов; или достаточную очевидность предсказуемость явлений («люди, которые находятся на терминальной стадии рака умирают»). 
Мы иначе принимаем решения или действуем в чрезвычайных ситуациях.

Пережившее травматическое событие, часто, испытывают чувство вины по поводу того, как они вели себя в то время. Они могут говорить: «Почему я замер?»; или «Почему я не мог ничего сказать?» «Почему я не сопротивлялась?». Наше мышление начинает функционировать иначе в угрожающей ситуации. Рациональные варианты поведение, которые могут казаться нам очевидными в безопасной ситуации, не могут прийти нам в голову, когда мы находимся в ситуации витальной угрозы. Мы защищаемся автоматическими формами реагирования, биологически обусловленными стереотипами (заморозка, бегство, борьба). 
Посттравматические руминации.

Обычно, оглядываясь назад и оценивая поведение, предшествующее травматическому событию, люди думают: «Почему я не мог просто сказать, закричать?»; «Почему я просто не мог свернуть в другую сторону?» Это несправедливо по отношению к себе – человек так устроен что он думает только, основываясь на текущих мыслях, возникающих в момент ситуации, на основе позитивных глубинных убеждений («Я в безопасности; ничего страшного со мной не может произойти, мир безопасное место»). У Вас не было сведений о поведении других людей, у Вас не было убеждений о возможном вреде, поэтому Ваше поведение соответствовало Вашим когнициям. Это не хорошо и не плохо, но Вы определенно не могли в тот момент думать иначе, поскольку Ваш опыт говорил Вам о другом исходе. 
Фантазирование о высоком стандарте. 
Возможно, что у Вас в голове есть необоснованно завышенный стандарт? Вы ожидали больше чем было возможно? После травматической ситуации некоторые люди говорят: «Я должен был сделать что-то, я не знаю, что именно, но я должен был сделать это». Более разумно было бы спросить себя: «Что я бы ожидал от друга, если бы он прошел через подобную ситуацию?». 
Сосредоточение внимания на том хорошем, что могло бы произойти, если бы я поступил иначе.

Обычно, для людей, переживших травму характерно «контрфактуальное мышление» - думать о том, что могло бы произойти, если бы события развивались бы иначе. Часто люди представляют, что если бы они поступили иначе, то это привело бы обязательно к позитивному исходу. Они игнорируют возможность – равную вероятность -, что, действуя иначе это могло бы привести к еще худшему результату. Например, Джейн чувствовала себя виноватой, когда она думала «Что, если я только попыталась бы бежать?» Но, при этом, она игнорирует возможность того, что насильник мог бы причинить ей еще большую боль. 
Не обращать внимание на преимущество Вашего решения.
Часто, люди пережившие травматический опыт забывают о преимуществах того как они себя вели в ситуации (как бы это не звучало ужасно). Подумайте:
Можно ли обратить внимание на преимущества варианта, который Вы выбрали, чтобы справиться с ситуацией? 
Каковы преимущества пути, который вы выбрали?
Были ли варианты, выбор которых мог бы привести к худшим результатам? 
Я должна (должен) был действовать на основе «интуиции» или «шестого чувства».

Обычно, человек очень рационален и действует на основе наблюдаемых доказательств. Если бы мы действовали на основе догадок, то, вероятно, мы бы вели себя очень странно. Мы бы обвиняли других людей в том, что они не делали; мы бы каждый день готовились бы к концу света и тд. 
Обвинять себя, даже если Вы не предпринимали никаких действий. 
Иногда, пережившие травму склонны переживать чувство вины не из-за их поведения, а просто потому, что исход ситуации был ужасным (или непредсказуемым). Пример: «Я виноват потому, что кто-то умер», при этом Вы не обращаете внимание на то, что это не было результатом Вашего поведения.

Обвинять себя за то, что испытывал (испытывала) определенные эмоции в травматической ситуации.

Человеческое существо – эмоциональное животное. Солдаты, иногда, винят себя за чувство страха, несмотря на то, что это нормальная автоматическая эмоциональная реакция на опасность. Некоторые жертвы сексуального насилия имели опыт сексуального возбуждения в процессе насилия, а затем испытывали стыд/вину, поскольку, у них присутствовало это чувство. Однако, сексуальное возбуждение во многом непроизвольная реакция – это вовсе не означает, что Вы на самом деле хотели этого. 
Нельзя принимать решение, если все варианты плохие – это аморально.

Многие жертвы травмы сталкиваются с целым рядом возможных поведенческих вариантов, однако, все они приводят к плохим исходам. Жертвы насилия часто размышляют над моральностью своего поведения. Тяжелые размышления о собственных поступках – надо ли было бороться или нет, надо ли рассказать про насильника отца или нет, поскольку его могут посадить -, приводят к усугублению состояния. Солдаты, часто находятся в ситуации «убить или быть убитым», или девушка подросток сообщившая про своего насильника отца может избежать дальнейших попыток насилия над ней. В этих условиях, выбирая «наименее худший» для своей жизни вариант – Вы поступаете высоконравственно. 
Если я чувствую, что это так, то, значит это правда.

Просто потому, что Вы чувствуете вину по поводу произошедшего, еще не делает Вас виноватым. Эмоции, часто дают ощущение правды или неправды чего-либо. Аналогией может быть тот факт, что чувство очень похоже на купленный лотерейный билет, который, однако, не делает Вас победителем, и, еще не факт, что Вы выиграете. 
Источник: Kubany, E. S., & Ralston, T. (2008). Treating PTSD in battered women: A step-by-step manual for therapists and counselors. New Harbinger Publications.